igor1960 (igor1960) wrote,
igor1960
igor1960

Солженицын - фигура сложная, крайне противуречивая и даже трагическая. Человек не простой, с огромными амбициями, гордостью, несокрушимой верой в свою миссию, в последние годы жизни неожиданно осознал, что вся его деятельность имела иной смысл и, в конце концов, принесла совсем не тот результат, которого он ожидал, и к которому стремился. Во время войны Солженицын случайно попал в лагерь, условия содержания в котором были вполне сносными, но это разрушило все его карьерные амбиции. Он легко отсидел свой срок, не вкусив, подобно Шаламову, всех прелестей лагерной жизни, вышел из заключения крайне озлобленным, раздраженным, и начал свою литературную деятельность как диссидент, разоблачая свинцовые мерзости российского бытия. Надо сказать, что большого литературного значения писания Солженицына не имеют. Слог его отличается вычурностию и корявостью. Сюжеты, что называется, списаны с натуры, никакой завязки, динамики развития и завершения не несут. Только «Архипелаг ГУЛАГ» имел кратковременный успех благодаря голым фактам, производившим на обывателя тяжелое и страшное впечатление. Причем, все эти факты были известны давным давно, Солженицын открыл секрет Полишенеля, но его воля, безудержный напор, и тотальное противостояние режиму моментально использовали наши зарубежные доброжелателями как инструмент разрушения в холодной войне против СССР; они сделали из него Достоевского и Толстого современности, дали его Нобилевскую премию, приставили к нему в качестве секретаря штатного офицера ЦРУ Ирину Алексеевну Иловайскую и нарекли Вермонтским отшельником, вещавшим из чащи леса возвышенные истины о мерзостях совдепа.
Как историк Солженицын довольно слаб, долгое время он рассматривал историю СССР как гомогенный процесс. Он долго не мог понять разницы между Октябрьским переворотом, совершенном большевиками-ленинцами, и сталинским термидором, который, по-существу, был восстановлением Империи, хотя об этом писали Троцкий, Раскольников, Федотов. Солженицын не мог понять природу Октябрьской революции, роль международной закулисы, равно как и участие евреев в оной, хотя многие читатели ГУЛАГа обратили внимание на характерные фамилии Фирина, Рапопорта, Френкеля, других героев соцтруда, и взвыли об исконном антисемитизме писателя. Расшатывая устои государства, Солженицын не думал о последствиях, хотя именно последствия падения режима подробно описал Ильин. Когда режим пал, он вернулся в Россию на белом коне, проехался по стране с помпой, высказался на тему как нам обустроить Россию, но оказался невостребованным, ибо негодяям, которые пришли к власти, оказался уже ненужен. Надо отдать должное; Солженицын не побоялся сказать о наших либералистах-реформаторах: жулье и бандиты. Солженицын любил Россию, он с болью созерцал ее разрушение. Но на Родине, как и в Вермонте, оказался заточенным за высоченным забором и занялся литературным трудом. Он обращался к русской истории, пытаясь найти причину болезни, погубишей империю Романовых, остановился на расколе, но далее не пошел; пытался поучать православных иереев, но из этого ничего не вышло; написал книгу о русско-еврейском диалоге и окончательно прослыл антисемитом. И, наконец, объявил себя державником, призывая славянские народы объединиться в едином государстве. Этого наша либералистическая общественность, имя которой легион, не смогла пережить, посыпались насмешки Войновича, Рабиновича, и других записных либералистов. Солженицына перестали замечать, и о нем забыли, втихомолку посмеиваясь как над надоедным старичком. Понять его можно, всю жизнь он мечтал низвержении преступного режима, о свободной России, о восстановлении исторической справедливости, а к власти в стране пришли откровенные негодяи, враги России и собственной души, которые пятнадцать лет старательно втаптывали Россию в грязь. Кроме того, провозглашая себя державником, Солженицын не обратил внимание, что за ним тут же выростает грандиозная фигура Сталина, великого державника земли русской, деяния которого он всю жизнь старался обличить и перечеркнуть. Думаю, что ныне Солженицын понял это. Державник, посвятивший всю свою жизнь разрушению государства во имя призрачных благ свободы, есть фигура трагическая. Причем, Солженицын, в отличии от Синявского, например, любил Россию. Так ради чего был затеян весь этот бунт длинной в целую жизнь, только для того, чтобы потомки номенклатурных бонз присвоили себе всю государственную собственность, созданную рабским трудом многих поколений россиян и рассекали стогны столицы на бронированных мерседесах? Теперь кричи, не кричи, а дело сделано и время не повернешь вспять. Мы жили в первом круге, а оказались в седьмом. Все же есть разница.

http://venceslav.livejournal.com/52...=661547#t661547
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments