igor1960 (igor1960) wrote,
igor1960
igor1960

Categories:

Закончил один круг прочтения белорусских писателей начала 20-ого века

Закончил один круг прочтения белорусских писателей начала 20-ого века, писавших о своем времени. Максим Горецкий: повесть «Две души»; Кузьма Чорный: романы «Поиски будущего», «Млечный путь»; Михась Зарецкий (Косенков): роман «Пути – дорожки». Читал на белорусском, чтобы ничего не расплескать. Читал в книжном варианте многотомного издания «Золотая коллекция белорусской литературы», отдельные тома которого приобрел осенью 2020 г. Приобретал целенаправленно те тома, в которых были представлены авторы начала 20-ого века, пишущие об этом времени как очевидцы. Горецкий и Зарецкий были расстреляны в 1937-1938 г. за проявления национал-демократизма, Кузьма Чорный был репрессирован, но выжил благодаря защите Пономаренко. Перед этим прочитал «Седая легенда», «Мать урагана» Владимира Короткевича, но он автор позднего, не такого тревожного времени, и писал о временах, участником которых не был. Конечно, еще в юности читал его наиболее культовые вещи из любви к приключенческому жанру: «Черный замок Ольшанский» и «Дикая охота короля Стаха».
Поводом для начала прочтения были частые упоминания о романе «Две души» Максима Горецкого. Упоминания в связи с белорусским философом, автором с недавних пор известного эссе «Извечным путем», взявшим в качестве псевдонима фамилию героя повести «Две души» Обдираловича. Независимо от этого, привлекли внимание материалы дневника Кузьмы Чорного и мнение о нем, как о белорусском Достоевском. Побудительным мотивом прочтения было желание найти попытки ответа на вопросы, которые заново ставятся сейчас в Беларуси.
Прочтение Кузьмы Чорного оказалось ценным для меня тем, что составило кристально ясное и незамутненное впечатление о типовом белорусе из деревни средней Беларуси (если полагать, что есть восточная и западная Беларусь). Как говорил о них Розанов: «не богаты железом в характере, уступчивы, мягки, деликатны и сторонятся перед нахальством и нахалами даже в тех случаях, когда умственно и вообще душевно стоят неизмеримо выше наступающих; … эти тихие, молчаливые, грустные белорусы». И если в романах Кузьмы Чорного можно иметь повод сказать, что он выдумал этих белорусов, то он сам является живым примером именно такого белоруса. Чтобы убедиться в этом, можно почитать его дневники. Жизнь белоруса в начале 20-го века была незавидна: поляки, немцы, снова поляки. Про большевиков отдельно не пишу, хотя репрессии 37-ого года дают повод. Благодаря большевикам белорусы получили свою государственность и членство в ООН.
Потрясением для меня оказался роман Михася Зарецкого «Пути – дорожки» при том, что я на него наткнулся случайно. В отличие от Максима Горецкого и Кузьмы Чорного, он не настолько известен и обсуждаем. Хотя неожиданно сильные ощущения и Горецкий и Кузьма Чорный у меня также вызвали. Потрясение было вызвано тем, что роман оказался сильным, а не просто историческим памятником белорусской словесности. А настрой был на что-то прокламационное после знакомства с его рассказами «Липа» и «Батьков сын». Чтение затянуло и не оказалось просто честной попыткой прочитать до конца. У Зарецкого есть и что-то от Бунина, он любит касаться вопросов отношения мужчины и женщины и у него это получается, умеет дать почувствовать время года и дня, зябкость и солнышко, уходящую теплоту осени, наслаждается описанием Днепра в его разных проявлениях, есть и Лесковский драматизм, интересно наблюдать уже известные исторические события на фоне Могилева и натыкаться на что-то ранее неизвестное, но очень интересное.
Будем читать белорусских письменников начала 20-го века дальше. Углублением проблематики романа «Пути – дорожки» считается пьеса «Белые розы». Роман Михася Зарецкого «Путы» описывает время коллективизации. В пьесе «Вихрь на болоте» Зарецкий критически отнесся к некоторым строителям новой власти, спекулирующих на высоких гражданских идеалах, маскируя ими свои эгоистические интересы.

3 ноября 1936 года. Выдержка из ордера на арест N 703. «Начальник 3–го отдела НКВД БССР Шлифенсон нашел, что лит. работники Моряков В.Д., Зарецкий М.Е., Вольный–Ажгирей А.И., Барановых С.Я. являются активными участниками контрнацдем. организации, а посему постановил: арестовать этих литературных работников». Михася Зарецкого расстреляли ночью 29 октября 1937 года. Старшего лейтенанта ГБ Шлифенсона расстреляли в такую же октябрьскую ночь 1938 года.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments