igor1960 (igor1960) wrote,
igor1960
igor1960

тем, кто шпрехен литературный белорусский и не шпрехен полесиш

Я живу в Орехово. История 78-летней фермерши.


78-летнюю Веру Васильевну по праву можно считать историко-культурной ценностью Орехово. В округе она единственная пенсионерка-трактористка, которая может испечь культовый малоритский хлеб-«гречаник», сложить в одиночку печку-грубку и сделать традиционный деревенский кошик из полипропиленовой ленты для крепежа пеноблоков.

А еще она выращивает рассаду в теплице и помогает детям обрабатывать 15 га семейного поля.

Первым делом ветеран аграрных боев на чистом западнополесском диалекте доводит нам текущую обстановку на фронте:

— Вжэ трохы подыскувалы. Будэ дэ шо сияты: моркву, картошку. Зерновыя вжэ посиялы.

Перевод для тех, кто не шпрехен полесиш: «Поле уже немного подисковали. Будет где сеять морковку, картошку. Зерновые уже посеяли».

Когда маленькая Вера была еще в первом классе, в семье случилась беда — убили отца.

— 7 апреля маты пошла в царкву на Всинощную, в хату ввалылыся люды. Батько забралы и повэлы в лис. Больш його мы нэ бачылы. Мы дажэ не знаемо, дэ його могыла, — рассказывает Вера Васильевна.

Жила семья в небольшом деревянном доме, покрытом соломой, которая от непогоды насквозь прогнила.

— Йисты нэма шчо. Йилы гнылу картошку. Пошла пасты коров по сэли. Тры года пасла, — вспоминает бабушка.

После четырех классов она бросила школу и ушла работать на ферму, чтобы помогать маме.

— Не было врэмэны ходыты в ту школу. До Хотислува восемь киломэтрув ийты. Хорошо зымой, як позамэрзае, а як по осэни болота булы… Абутыся нэма в шо, одэтыся нэма в шо. Приезжав дырэктор, прывиз пальто, ботынкы, платье. Кажа матэры: «Отдавай свою дэвочку в интэрнат. Вона в тэбэ способная. Давай мы з йеи чоловика зробымо». А маты сэкиру повисыла на руку и кажа: «Прыйшов тут моимы дэтмы распоряжатыся. Иды, бо зарубаю», — улыбается Вера Васильевна.

— Я почухала затылка, думаю, шо робыты. Вжэ ж ноябрь мисяц, холодно, трэба топыты. А в нас в суседних хатах дед печки рубыв. Я зайду до його, подывлюся, як вин робыць. Раз зашла, други зашла. Вин вжэ сусидовы кажа: «Слушай, шо то за баба така, хиба в йеи роботы нэма, шо яна сюды ходыць». Я подывылася, подумала: «Чы то я не змогу грубку злэпиты?!». Сила — и за два дни злэпила. Прыходыць сусид до нас, кажа: «А ну, побачымо, як ты там зробыла». Взял газет, закынув, запалыл — потягнула, горыць. Яна шчэ досыць, тая грубка, там стоыць. Колы мы суби хату достроилы, я и в йий сама грубку злэпила, — объясняет Вера Васильевна.

В начале девяностых мужа Веры Васильевны сократили. На двоих они арендовали четыре гектара земли, на которых начали выращивать овощи. Вера Васильевна выкупила у хозяйства свой «шассик».

— Колы я уходыла, мий «шассик» стояв вжэ пуд плотом. На йому после мэнэ йиздыв одын тракторыст. Вин нависыв на його погрузчыка, грузыв удобрения. Ну и розбыв раму, рулевыя. Його спысалы и поставылы. Дед нашов раму для того «шассика», выкупыл його, прывиз, мы того «шассика» зложылы и вин в нас долго був. Мы до «шассика» чеплялы плуга коньского. Я йиду на пониженной скорости, а дед сзади за плугом. А потым дед сядае, а я за плугом. То так оралы поле на первых порах. Потом взялы яшчэ 7 гектаров, — рассказывает Вера Васильевна.

Семейное поле насчитывает 15 гектаров, работы хватает всем. А ведь еще нужно рассаду подготовить в теплице, кошиков наплести, шесть внуков и четверых правнуков понянчить, буренок Ромашку с Рябиной подоить, свинок покормить, индокачек с курицами выгулять.

Читать полностью: https://news.tut.by/society/682257.html
Tags: диалекты Беларуси
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments