igor1960 (igor1960) wrote,
igor1960
igor1960

БЕЛОРУССКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ: САМООПРЕДЕЛЕНИЕИ ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ В ХІХ —НАЧАЛЕ ХХ в.

А. Г. КОХАНОВСКИЙ

БЕЛОРУССКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ: САМООПРЕДЕЛЕНИЕИ ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ В ХІХ —НАЧАЛЕ ХХ в.

https://docplayer.ru/33840522-Belorusskaya-intelligenciya-samoopredelenie-i-etapy-stanovleniya-v-hih-nachale-hh-v.html

Более предметно границы понятия «интеллигенция» пытался очертить один из классиков белорусской литературы Максим Богданович. В своей статье «Новая интеллигенция» он отмечал, что всякий представитель этой социальной группы должен соответствовать двум требованиям: во-первых, стремиться к знаниям, во-вторых, нести свои знания на пользу народа. При этом М. Богданович более важным признавал второе требование.

Роль интеллигенции в общественно-политической жизни несколько принижал один из лидеров близкого к большевикам крыла белорусского национального движения, первый руководитель правительства Советской Беларуси Змитер Жилунович. Однако в своей статье «Белорусская интеллигенция в историческом аспекте» впервые предложил идею поэтапного развития национальной интеллигенции, охарактеризовал каждый из этапов, проанализировал отношение интеллигенции к социальному и национально-конфессиональному вопросам. Он выделил следующие типы-этапы белорусской интеллигенции: шляхетская «мелкобуржуазная», которая вышла из польскоязычной культурной среды и была «неблизко» к нуждам белорусского крестьянина; народническая, по определению З. Жилуновича, — «Ф. Богушевич и современная ему интеллигенция», которая представляла собой «исправленное со стороны демократизма издание той же мелкошляхетской интеллигенции»; интеллигенция 90-х гг. ХІХ в. — «девятидесятники», которых Жилунович разделил на две группы: шляхетско-буржуазное (Ядвигин Ш., Вацлав Ластовский и др.) и социалистическое (Карусь Каганец, Алоиза Пашкевич и др.) течения. «Девятидесятники» пронесли на себе всю тяжесть времен укрепления и оформления» белорусского движения и «радикально» лицом повернулись к крестьянству. Названные типы интеллигенции последовательно сменяли друг друга, а часто сосуществовали рядом. Под интеллигенцией З. Жилунович понимал прежде всего деятелей белорусского национально-культурного и освободительного движения.

Рассмотрение социально-философских аспектов проблемы интеллигенции для Беларуси не приобрело той актуальности и остроты, как в России. Причин этого явления было несколько: с одной стороны, общественное движение здесь до начала ХХ в. не приобрело столь радикальной и политически поляризованной направленности, как в великорусских губерниях, и, кроме того, самостоятельность его была ограничена влиянием неразрешенных «польского» и «еврейского» вопросов; во-вторых, для интеллигенции Беларуси более характерна была национальная разобщенность и неравнодушие к национальной тематике и чувствам, чем дифференциация по политическим позициям и склонность к разрешению острых социальных вопросов; в-третьих, вследствие правительственных ограничений в культурно-образовательной деятельности на территории белорусских губерний не сложился широкий слой профессиональной интеллигенции. Общественно-политические события ХІХ — начала ХХ в., изменения в правительственной политике, попытки трансформировать социальную структуру белорусского общества к общероссийскому стандарту определили этапы и особенности формирования местной интеллигенции. Одна из основных специфических черт, которая поставила под сомнение непрерывность развития интеллигенции Беларуси, — утрата физической и нередко духовной преемственности между разными поколениями этой группы. Причинами этого явления стали восстания, активизация национально-освободительного движения и репрессии в отношении их участников. Последними очень часто становились представители творческой элиты, студенческая и ученическая молодежь. Чтобы избежать ареста, они вынуждены были эмигрировать в страны Западной Европы.

Белорусов в ХIХ — начале ХХ в. можно было в полной мере отнести к числу молодых наций, которые имели неполноценную социальную структуру, в которой обычно отсутствовали собственные элиты, а нередко средние городские слои. Молодые нации в прошлом или никогда не формировали собственные политические структуры, или их традиции средневековой государственности были разрушены в начале Нового времени. Молодые нации были «мужицкими» народами, нередко не имели разработанного литературного языка и высокой культуры.

Белорусы вследствие доминирования полонизаторских тенденций в культурно-политических процессах Речи Посполитой утратили большую часть своей элиты. Многократные военные разрушения на протяжении ХVII—XVIII вв. привели к разорению городов и осложнили появление собственного третьего сословия. Запрещение белорусского языка, некогда государственного в Великом княжестве Литовском, для использования в делопроизводстве Речи Посполитой низвели до ранга языка социальных низов. Постепенно отмирают его старые литературные формы, для появления нового белорусского литературного языка условия были неблагоприятными.

Противоречивость пути этнического становления белорусов усложнила определение молодой национальной интеллигенцией своего места, исторических очертаний национальной идеи и в целом самоопределение белорусской нации. Политический идеал лидеров белорусского национального движения формировался под влиянием традиций государственности Великого княжества Литовского и корректировался под влиянием стремительно развертывавшихся этнополитических процессов начала ХХ в. 10 декабря 1831 г. в Париже было создано Общество литовское и русских земель, в состав которого входили Адам Мицкевич и Игнат Домейко. Целью товарищества было изучение прошлого и экономики Беларуси, Литвы и Волыни, демонстрация мировому сообществу, что население былого Великого княжества Литовского остается «одним из народов Европы…».

Среди демократической интеллигенции начала 60-х гг. ХІХ в. сформировалась относительно небольшая группа, для которой абсолютно понятным было, что Беларусь имеет все условия для самостоятельного развития. Лидером этой группы был один из руководителей восстания 1863 г. на территории Беларуси и Литвы Константин Калиновский, который косвенно высказал идею о самостоятельности Белорусско-Литовской республики. Эта цель была достаточно популярной среди национальной интеллигенции вплоть до 1918 г., когда парламент Литвы провозгласил создание собственного государства. Первые попытки национальной агитации были весьма призрачными и кратковременными. Поколению Калиновского и его соратников не удалось реализовать свои идеалы, и более того, оно не имело своих непосредственных последователей. Кроме того, идеи Калиновского не нашли значительной поддержки как среди шляхты, так и крестьянства. Калиновский достаточно отчетливо подчеркивал понятие классовости. Он пытался делать опору на крестьянство, что затем нашло продолжение в деятельности редакции белорусского еженедельника «Наша ніва».

Значительная часть творческой элиты Беларуси попала под влияние идей «западно-русизма». Эта идеология сформировалась в середине ХІХ в. под влиянием политики русификации. Она стала также формой этнического самосознания части, в первую очередь городского, населения. Сторонники «западно-русизма» отрицали самостоятельность белорусского этноса. В самом начале своего формирования как идеологического течения он имел отчасти либерально-демократическую направленность. Это было во многом связано с позитивной ролью его сторонников в пробуждении этнического самосознания белорусов. Именно они, вопреки официальному мнению правительственных кругов того времени, утверждали, что белорусы не являются частью польской нации, и необходима широкая разъяснительная работа по их национальной самоорганизации, но при этом отказывалось белорусам в праве на самостоятельность шире локально-диалектной. Вступив в спор с идеологами польского национального движения за принадлежность Беларуси, сторонники «западно-русизма» объективно содействовали постановке и разрешению самими белорусами вопроса о своем собственном месте в славянском мире. В целом представители либерального течения «западно-русизма» внесли значительный вклад в изучение истории и культуры Беларуси, традиций ее экономической жизни; вносили предложения по реорганизации сельского хозяйства, промышленности, системы налогообложения. Нередко они сознательно стремились своей деятельностью улучшить материальное благосостояние населения.

Во второй половине ХІХ в. открылись новые возможности раскрепощения человеческой личности. Приобрела свои очертания идея белорусской нации, изменился характер этнического самосознания. Фундаментом идеологии белорусского национально-освободительного движения стала публицистика одного из классиков белорусской литературы — Франтишка Богушевича. В предисловии к сборнику «Дудка беларуская», иных произведениях им дано историко-философское и художественное осмысление судьбы белорусского народа, подчеркнута преемственность богатых государственно-политических традиций Великого княжества Литовского с современными задачами социального и политического возрождения народа.

Распространение и популяризация белорусского по своему сегодняшнему содержанию сознания связано с деятельностью местной народнической, а затем социалистической молодежи. Она не принимала прежнюю «литвинскую», «краевую» идеологию, связанную со шляхтой и прежними традициями политической жизни, а более ориентировалась на социальные низы, на крестьянство. Типичный пример в данном случае — деятельность в Петербурге белорусской социально-революционной народнической группы «Гомон» и ее одноименный нелегальный журнал (1884 г.). Обостряется борьба между различными национальными группами интеллигенции за влияние над формированием гражданского сознания широких слоев населения.

В 1902—1903 гг. на основе кружков Вацлава Ивановского, братьев Антона и Ивана Луцкевичей происходит политическая самоорганизация белорусского национально-освободительного движения. Была создана Белорусская революционная громада, которая несколько позднее стала называться Белорусской социалистической громадой. Эта первая белорусская национальная политическая партия была одной из немногих в пределах Российской империи, которая не ставила задач провозглашения государственной независимости, а ограничивалась первоначально достижением национальной автономии в пределах Российской демократической федеративной республики. Только после создания определенных условий, в первую очередь оформления национального самосознания большинства населения Беларуси, считали возможным создание независимого государства.

Манифест 17 октября предоставил гражданам Российской империи свободы печати, совести, политических организаций, расширил возможности национально-культурной деятельности и агитации. Процессы этнического самосознания широко затронули различные слои населения, прошли через отдельные семьи, разделив их на разные национальности, в том числе нередко представителей интеллектуальной элиты. В ее среде также обостряются поиски собственной идентификации, отчетливо очерченными становятся различные этнические группы интеллигенции. Известным примером здесь может служить судьба братьев Ивановских. Один из них — Вацлав — стоял у истоков основания Белорусской социалистической громады, создания первого белорусского издательского товарищества «Загляне сонца і ў наша ваконца» в Петербурге. Другой, Тадеуш, причислил себя к литовцам и внес вклад в развитие их культуры, стал академиком и директором Института биологии АН Литвы. Третий — Юрий, — как и многие из белорусских католиков, считал себя представителем польской нации, стал государственным деятелем Польши, министром.

Белорусской национальной интеллигенции приходилось выдерживать жесткое противодействие в проведении культурно-просветительской деятельности со стороны польского политического сообщества и российской монархической и черносотенной прессы.

Центром притяжения белорусской интеллигенции стала редакция газеты «Наша ніва», издававшаяся в Вильно в 1906—1915 гг. «Наша ніва» составила отдельную эпоху в национально-культурном движении. Именно в этот период происходит формирование белорусской национальной интеллигенции как социальной группы в современном представлении. До этого работали отдельные представители или небольшие группы образованных людей, культурно-просветительских деятелей, которых можно было отнести к национальной интеллигенции. В ее среде происходит унификация, постепенное стирание различий между православной и католической группами интеллигенции, которые были ощутимыми на протяжении ХІХ в. и поддерживались правительственной политикой. Православная интеллигенция преимущественно ориентировалась на Россию, великорусские культурные традиции. Для нее характерной была приверженность «западно-русизму» как идеологии и форме этнического самосознания. Для католической интеллигенции государственно-политическим идеалом была ориентация на былую Речь Посполитую или Великое княжество Литовское. «Нашай ніве» удалось объединить «пропольское» и «пророссийское» течения белорусского движения. Это произошло на основе социалистической идеологии, что ограничило социальную базу белорусского движения, делало его заведомо ослабленным. Издатели газеты отчетливо дистанцировались от местной дворянской, шляхетской интеллектуальной элиты, рассчитывали на формирование новой интеллигенции из числа выходцев из крестьян, что несколько видоизменило и усложнило процессы этнической консолидации среди белорусов. Разработанная на страницах «Нашай нівы» белорусская национальная идея позволила освоить интеллигенции категории современной нации, содействовала расширению ее социальной активности. Непосредственным результатом издания газеты стало то, что гораздо сложнее противникам было опровергать признание прав на самостоятельность белорусской нации, языка, литературы и культуры.

С 1910 г. на страницах «Нашай нівы» начал печататься первый обобщающий труд по национальной истории — «Краткая история Беларуси» Вацлава Ластовского, где наиболее выразительно нашло отражение концептуальное видение интеллигенцией собственной истории и этнического самосознания.

Таким образом, в развитии белорусской национальной интеллигенции от начала ХІХ в. до Первой мировой войны отчетливо выделяются следующие основные этапы: 1) первая треть ХІХ в.; 2) период между восстаниями 1830—1831 гг. и 1863 г.; 3) 1863—1905 гг.; 4) 1906—1915 гг., до прекращения издания газеты «Наша ніва». На протяжении всего рассматриваемого периода сосуществовали два альтернативных пути самовыявления национально-культурного движения, белорусского этноса и интеллигенции:
первый опирался на литвинско-шляхетские традиции, «краевый» литвинский патриотизм, восходящий от государственно-политических идеалов Великого княжества Литовского и сохранявший преемственность с историко-культурным наследием некогда могущественного средневекового государственного образования. Но к концу ХІХ в. лидирующим в силу различных причин, в том числе процессов модернизации и унификации белорусских губерний, оказался второй путь, основанный на возрождении и популяризации белорусской традиционной культуры, создании современной нации посредством этнокультурной эмансипации крестьянства. Он был поддержан революционно-демократическим и социалистическим крылом белорусского национального движения. Главный итог их культурно-просветительской деятельности — формирование современного представления о белорусской нации, соответствующей ему национальной интеллигенции. Последняя, однако, не успела получить достаточный уровень социальной зрелости, несмотря на самопожертвование и создание собственной политической партии — Белорусской социалистической громады, для реализации в полной мере своих национально-политических идеалов. Это нашло отражение в период революционных событий 1917 г.

Разногласия привели к неоднократным расколам и дифференциации в среде белорусских национально-политических кругов и распаду Белорусской социалистической громады. Состоявшийся в декабре 1917 г. І Всебелорусский съезд (конгресс) принял решение об автономии Беларуси в составе демократической России. Сторонники немедленного провозглашения независимости на съезде оказались в меньшинстве. Уже в этот период среди белорусских национальных деятелей сформировались два основных лагеря, которые символизировали пути становления государственности: с одной стороны те, кто ориентировался на Советскую власть и стал инициатором создания Белорусской советской республики; с другой — организаторы провозглашения Белорусской Народной Республики.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments