igor1960 (igor1960) wrote,
igor1960
igor1960

Categories:

Точка зрения на "тудой"

О диалектах и распространенности белорусского языка

У одного из своих знакомых в очередной раз встретил рассуждения о белорусском языке и его распространенности.
Считаю необходимым привести, наконец, развернуто свои суждения по этой теме.
Они в академическом смысле далеки от совершенства, и у лингвистов однозначно вызовут ряд возражений
Но мои суждения опираются на окружающую действительность, на жизнь, а не на заумно-академические лингвистические дефиниции. Мои суждения направлены не на развешивание ярлыков в политических целях, наоборот - для восполнения пробелов, возникших благодаря "лингвистам" от политики.


1. Белорусский язык, равно как и русский и украинский содержит ряд диалектов. Лингвисты с этим не поспорят, более того приведут для этого исторические предпосылки и пр.

2. Диалекты этих трех языков существуют и развиваются в тесном взаимодействии. Думаю, с этим лингвисты тоже не будут спорить.

3. Традиционные диалекты до начала 20-го века у нас существовали и развивались преимущественно территориально локализовано. Однако в 20-м веке в связи с изменениями в экономической, политической и социальной динамике, миграциям из села в город и между областями, начала проявляться эволюция диалектов в тесной связи с социальными группами. И в белорусском, и в украинском, и в русском языках проявилась, тенденция развития в городах базовых локальных диалектов в новые городские диалекты, сближающиеся с официальным литературным русским языком. На таких новых городских диалектах говорили и продолжают говорить в среде студенчества, рабочих, служащих, на таких диалектах говорили и говорят ученые и учителя. Это происходило и в Беларуси и в России и на Украине. Но все же утверждать однозначно, что во всех советских городах стали говорить на русском языке - не верно. Такое утверждение относится в большей степени не к действительности, а к политическим аргументам утверждающего.

4. На момент выхода из Советского Союза Беларусь была одной из наиболее индустриально-развитых республик. Потому здесь городские белорусско-русские диалекты имели наибольший вес. Кстати, то же можно видеть и на восточной Украине. Тем не менее, различия между локальными городскими диалектами есть и заметны самим носителям этих диалектов при тесном общении. Причем, принадлежность этих диалектов именно к русскому языку - весьма относительна, во всяком случае, применительно к Беларуси.

5. Таким образом, белорусский язык содержит:
а) Ряд традиционных локальных диалектов.
Некоторые из них отстоят друг от друга даже дальше, чем от литературного русского. К примеру, западные белорусские диалекты за счет большого веса полонизмов более удалены от говоров могилевской области, чем могилевские диалекты от литературного русского. Эти диалекты в объединении и усреднении зафиксированы в существующем литературном белорусском языке, который наиболее близок к традиционному локальному диалекту Минской области, на котором писали наши поэты Якуб Колас и Янка Купала. Кроме него также существует грамматическая версия белорусского, более близкая к польскому языку, раскопанная прозападной белорусской оппозицией и продвигаемая ею в политических целях.
б) Ряд новых белорусских "городских" диалектов выросших на базе традиционных локальных белорусских диалектов во взаимодействии с русским литературным языком.
По сложившейся инерции их принято называть русским языком, хотя это не совсем верно. В своей совокупности новые белорусские городские диалекты фактически образуют новый развитый белорусский язык. Это язык, на котором говорят белорусы, на котором пишутся деловые бумаги, ведется личная переписка, объясняются в любви, и бранятся, обсуждают научные проблемы, пишут научные статьи, говорят тележурналисты и актеры.

6. Отрицание значимости и принадлежности городского белорусского диалекта к белорусской национальной культуре, установка на отчуждение от него вредна для белорусской культуры, государственности и суверенитета. Оснований для этого не больше, чем исключение из белорусской классической литературы произведений написанных латиницей или же наоборот, написанных кириллицей, оно же равносильно абсолютному исключению из белорусской литературы тех произведений, которые написаны белорусскими авторами на иностранных языках и, в частности, на польском.

7. Согласно нашей Конституции у нас два государственных языка - белорусский и русский. Но следует отметить, что фактически тот язык, который законно используется как русский, в жизни заменятся тем самым сплавом новых городских белорусских диалектов. Конечно, существенным (и единственным) основанием для того, чтобы называть это язык русским является то, что в своей письменной форме он регулируется нормами русского литературного языка. Однако, в этом языке существуют следующие особенности:
- общие для всех белорусов и только для них особенности произношения ("дзе"-канье "це"-канье, специфическая белорусская мелодика речи);
- устойчивые только для белорусов речевые обороты;
- собственный состав активной лексики, которая используется в бытовых и рабочих ситуациях, и которая по составу пусть и незначительно, но отличается от активной лексики русскоговорящего населения любой области России или Украины;
- систематически встречающиеся у всех белорусов и только у них отклонения от академических грамматических норм русского языка.
Вдумчивые люди вероятно смогут расширить перечень особенностей.
Насчет систематических отклонений - пример. Пару недель назад одна знакомая, выросшая в Харькове и говорящая только на русском языке, отметила - "Как-то у вас странно говорят - у вас говорят не "тем путем", а "тудой", ну и еще всякие прочие мелочи встречаются." Я задумался и согласился, что русские так не говорят, а мне не только слово "тудой" не режет уха, но я, как и многие мои знакомые, его использую не задумываясь. Для полноценного выявления подобных систематических языковых особенностей конечно нужны и чуткое ухо и определенный навык, а самое главное - возможность сравнивать.

7. В детстве и юности я полагал, что язык, на котором я говорю - русский. Люди с малым кругозором и жизненным опытом, всяческие юнцы из оппозиционных кругов тоже так считают. Однако, мне довелось отслужить в Советской многонациональной армии. И именно благодаря постоянному общению с самыми различными носителями русского языка, я осознал, что произношу и использую слова именно как белорус. Мне довелось почти три года жить и работать в Москве. Там я безошибочно узнавал земляков по говору даже где-то за спиной, в толпе. Иногда даже удавалось с нескольких слов определять, из какой они области. Они говорили на не совсем русском языке. Даже в уличной перебранке, матерясь мы, белорусы, бранимся по своему - по белорусски. Однако, находясь только в пределах Беларуси и не имея возможности для сравнения, либо не проявляя должного внимания, можно свято верить, что в городах Беларуси говорят на русском.
Кажется у Жюля Верна был такой случай с одним из его странствующих героев. В пути, он самостоятельно по самоучителю, у которого, правда, потерялась обложка, изучал испанский. Когда встретился с испанцами, оказалось, что они его не понимают, а изучал он какой-то другой язык.


Итоги сказанному.
Если относиться к языковым вопросам поверхностно и невнимательно, и видеть в них только инструмент для развешивания политических ярлыков, то можно сказать, что все сказанное мною выше, сказано на русском. А можно, с этих же позиций, утверждать, что я белорус и говорю на белорусском языке, и что вся Россия говорит на таком же белорусском языке. В пользу этого можно приводить также белорусское происхождение Симеона Полоцкого, Достоевского и других классиков русской литературы.
Если все же проявить больше внимания, то, как я сказал выше, в Беларуси в городах говорят преимущественно на городском диалекте белорусского языка, сформировавшемся на протяжении 20-го столетия, диалекте очень близком русскому языку и использующем в письменной форме нормы грамматики русского языка. Наряду с ним и преимущественно в мелких городах и селах говорят на локальных традиционных белорусских диалектах, которые порой существенно удалены друг от друга. Традиционный белорусский язык имеет общие граматические нормы близкие к традиционному диалекту Минской области и используемые в официальных документах, литературных произведениях и т.п. Этот язык понятен и с той или иной частотой применяется всеми белорусами.


Писал быстро, кроме того очень сильно подсвечивает на экран солнце. Допустил слишком много опечаток, которые постарался исправить. Если успели прочесть первоначальную версию и если еще не все поправил, приношу свои извинения.

Но есть пара даже не замечаний, а перестановок в акцентах.
В упрощенной версии - а я ее привел в заключении мы с Вами говорим на ... скажем так, едином восточнославянском языке, и пока воздержимся от уточнений в названии.
Если разбираться в деталях, то придется разбираться в сложной структуре диалектов, их генезисе, взаимозависимостях, значимости и пр. И здесь как раз и есть поле для работы лингвистов, но лингвистов не от политики и желтой прессы, а от науки. И мои любительские определения должны быть исправлены и уточнены учеными.

Что важно - привязка языковых вопросов к политике.
Основная политическая окраска в языковом вопросе создается на основе "права собственности" на язык. Если называть наш общий язык русским, то косвенно устанавливается:
- что он находится в "собственности" России;
- у белорусов и украинцев нет "собственного" языка или же они им не пользуются;
- белорусы и украинцы за неимением собственного языка пользуются чужим языком;
- использование чужого языка свидетельствует о позорной зависимости от империи в прошлом, от которой следует освободиться сейчас и впредь;
- Россия получает косвенно как-бы некие моральные права метрополии по отношению к Беларуси и Украине, как "владелица" языка.
------------------------
Продолжать перечень бреда высказываемого политиканами разных сторон не буду. Смысл достаточно очевиден.

Согласен с Вами, что наша сила в нашем единстве. Но когда НАШ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК РУСОВ, пытаются косвенно передать во владение России, то здесь и начинается трещина в единстве. Причем ни Вы и ни я эту трещину развиваем. Тут стараются людишки которым наши единство и сила поперек горла. Так что если мы не вникая в диалектные особенности говорим о НАШЕМ языке руссов, называя его русским мы должны признавать его и белорусским и украинским. Один язык трех братьев и с тройной принадлежностью.
Если вы согласитесь, что выше писали на белорусском - то это и будет борьбой с "трещинами".

И городские и сельские и региональные диалекты в России, на Украине и в Беларуси - все это диалекты единого ЯЗЫКА РУСОВ.
За исключением быть может отдельных нарочито искаженных говоров, как, к примеру, полонизированный диалект белорусской оппозиции.
И в великом многодиалектном ЯЗЫКЕ РУСОВ существует три действующие литературные нормы, которые называются русским литературным, белорусским литературным, и украинским литературным. В жизни нет жесткого деления по языковым нормам и все эти проявления ЯЗЫКА РУСОВ являются нашим общим культурным достоянием.

А если судить по Москве, диалект которой изначально стал основой для русской грамматики... Москву можно называть зоной русского лингвистического бедствия.
Стоит посмотреть на высказывания первой российской леди на встрече с филологами, стоит пройтись по улицам и паркам и послушать звучающую речь. Как-то три года назад я был потрясен. На 9 мая вышело прогуляться в парк в районе Севастопольского проспекта и не мог сразу понять что не так. Потом понял, что больше половины речи вокруг - нерусская речь.

http://zhurnal.lib.ru/a/az_b/z510.shtml
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments