June 27th, 2020

какие приметы должны быть у автора, чтобы считаться белорусским?

Вспомнилось, как совсем недавно нападали на Алексиевич, рассуждая на тему того, белорусский она писатель или русский. Вот как вы считаете, какие приметы должны быть у автора, чтобы считаться белорусским? Белорусский язык? Что-то еще?

— Мне кажется, он должен рассказывать что-то про Беларусь. Это как с Марком Шагалом. Вот поди ты докажи, что он был белорусом. А у него на каждой картине с пятнадцатого года примерно есть фрагмент Витебска — он же явно был белорусом… Многие мои белорусскоязычные коллеги считают, что дело только в языке. Но я сильно покривил бы душой, если бы так сказал, хотя я автор романа «Мова», который очень концентрированно вращается вокруг белорусского языка. Мы живем в двуязычной стране, где часть людей читает по-русски, а часть — по-белорусски. Поэтому — не язык. Может быть, тебя делает белорусским писателем какая-то верность традициям, какое-то осознание себя белорусом, понимание того, что мы не русские, что мы не литовцы. Может быть, какая-то обеспокоенность, будет ли эта страна через двадцать лет существовать или ее не станет. Может быть, это. Светлана Алексиевич — блестящий белорусский автор. Если отказывать ей в белорусскости, я не знаю, кому тогда в ней не отказывать.

У меня из четырех вышедших романов два написано по-русски, два — по-белорусски. И я буду стараться совмещать в себе эти две идентичности, двух этих нарраторов и дальше.

Читать полностью: https://news.tut.by/society/484878.html

не стоит очередным языковым насилием в очередной раз отворачивать народ от белорусского языка

В связи с обострением интереса к белорусскому языку по поводу возврата к Конституции РБ 1994 года (предлагается сделать государственным языком только белорусский) ниже выложил фрагмент интервью с белорусским писателем Виктором Мартиновичем. С точки зрения писателя Мартинович считает, что обязательно нужны два языка. Некоторые произведения принципиально писать только на белорусском языке, некоторые - только на русском. Что он и делает в своей писательской практике. И в том числе приводит пример нобелевского лауреата белорусской писательницы Алексиевич, которая пишет только на русском языке, что не мешает ей оставаться признанным патриотом Беларуси и где-то даже русофобом.
Это длинное вступление для того, чтобы обозначить и техническую сторону вопроса. Если мы перейдем только на белорусский язык, то мы отрежем себя и от мировой культуры. Вряд ли мы будем читать в подлиннике Шекспира, Борхеса, Сервантеса, Маркеса и других. Для перевода всего пласта мировой культуры на белорусский язык потребуются тысячелетия, которых у нас нет. А уже сегодня мы этим пластом культуры наслаждаемся на русском языке. Либо читаем имеющийся перевод на белорусский язык "Гордости и предубеждения".
Поэтому не стоит соглашаться с теми, кто не планирует сам отказываться от русского языка и английского языка, но хочет превратить нас в послушное управляемое народонаселение. Я еще помню, как мучились ребята из сельских школ, когда вместе с нами получали высшее техническое образование.

Сам я считаю, что потеря белорусского языка была бы катастрофой для Беларуси. Но вижу проблему в том, что есть литературный белорусский язык, который является достаточно молодым (создан в 20-ом веке), и есть диалекты белорусского языка, на которых еще продолжают говорить и которые значительно отличаются от литературного белорусского языка. В Польше на белосточчине белорусы в быту разговаривают на диалектах белорусского языка. В православных церквях в Польше служба идет на русском языке. И это не происки Москвы. Польская православная церковь является автокефальной и напрямую завязана на Константинополь, минуя РПЦ. Служба идет на русском языке, так как диалекты белорусского отличаются в соседних деревнях и для каждой деревни не напечатаешь в типографии свою Библию, но русский язык все хорошо понимают. И только одна главная церковь в Белостоке ведет службу на литературном белорусском языке из политических соображений. И на этой страничке я приводил показательный пример существующего сегодня диалекта языка под Брестом, который разительно отличается от литературного белорусского языка.

Поэтому не стоит очередным языковым насилием в очередной раз отворачивать народ от белорусского языка, который усиливает к нему интерес именно в том числе и по той причине, что это не инициатива сверху, попавшая в руки бюрократов. И белорусский язык уже сегодня является одним из двух государственных языков и при наличии желания можно учить своих детей (а не чужих) в белорусских классах и в белорусских школах.

И нужно помнить, что немецкий язык сегодня в Австрии не помешал ее суверенитету. И наличие многоязычия не мешает суверенитету Бельгии.