September 1st, 2019

Политика Польши по отношению к Беларуси в документах

Секретная докладная записка белостокского воеводы Осташевского министру внутренних дел Польши от 23 июня 1939 года, озаглавленная как «Проблемы укрепления польского господствующего положения в Белостокском воеводстве».
«Сознательный белорусский элемент придерживается прорусской ориентации. В первом ряду стоят здесь давние русские симпатии, вместо них мы должны выработать симпатии к Польше. Эти прорусские взгляды стараются поддерживать православное духовенство, русские националисты, расселившиеся в восточных уездах воеводства, и прежде всего советская пропаганда (радио, коммунистические ячейки и т.д.). Условием, способствующим распространению пропаганды коммунизма, проникновению лозунгов сепаратизма, является вакуум общественной жизни в белорусской деревне. Польские элементы не успели до сего времени не только схватить и повести за собой, но даже и связаться с белорусской деревней путём втягивания её во всеобщую общественную, политическую и хозяйственную организацию. Выражаясь кратко, наше отношение к белорусам может быть определено так: мы желаем одного и настойчиво требуем, чтобы это национальное меньшинство думало по-польски, ничего взамен не давать и ничего не делать в ином направлении. В настоящее время белорусов ещё можно ассимилировать в единое русло польской культуры. Тем не менее в этом направлении у нас почти ничего не сделано. А если и делается, то очень мало. Рано или поздно белорусское население подлежит полонизации. Они представляют из себя пассивную массу, без широкого народного сознания, без собственных государственных традиций. Желательно, однако, этот процесс ускорить, иначе могут возникнуть различные недоразумения, мы должны одолеть древнюю белорусскую культуру. Необходимо сделать здесь соответствующие вложения в народное образование, транспорт, здравоохранение и т.д. Иными словами, необходимо этому населению что-нибудь дать и чем-либо его заинтересовать, чтобы оно мыслило по-польски и училось бы по-польски в духе польской государственности».
Польша-Беларусь (1921-1953): Сборник документов и материалов. Минск, 2012. С. 181-182.

Виленский воевода Ботяньски: «К решению политических проблем, с которыми я встречаюсь на моей территории, я всегда подхожу с точки зрения офицера, который эти земли в 1920 году освобождал от большевиков и их сторонников. К сожалению, в этой кампании происходили такие случаи, что местное население, агитированное коммунистами, стреляло из укрытия и в спину нашим солдатам. Подобные случаи не должны повториться в будущем. Это цель, к которой я стремлюсь. Максимальная цель – это национальная ассимиляция местного элемента (белорусского), который сам себя называет «тутэйшими». Дискутируя на тему методов, ведущих к ассимиляции, необходимо принять во внимание, что любая огласка на эту тему может быть вредной, надо действовать спокойно, но последовательно. Местная масса национально не осознаёт себя. Их желанием является дать детям лучшую жизнь… Следует дать чёткие определения. Местные земли очень отличаются от других. Они не являются польскими. Следовательно, их обязательно надо сделать польскими. Мы завоевали эти земли штыком, но как бы решило народное голосование, если его провести сейчас, это неизвестно – для нас результат наверняка был бы сомнительным, поэтому нельзя себя обманывать. Эти земли следует сделать польскими, и это без сомнения… В школах, костёлах надо применять определённое давление в направлении завоевания белорусов. Часто это может казаться брутальным, но цель великая, чтобы с этим считаться. Лозунг «аполитичная школа» является недоразумением. В восточных землях школа должна быть политической, это такое могучее оружие для полонизации, что должно использоваться политической администрацией»».
Польша-Беларусь (1921-1953): Сборник документов и материалов. Минск, 2012. С. 157-164.

Конфиденциальный приказ командования 9-го корпуса Вооружённых сил Польши об увольнении из формирований корпуса рядовых и гражданских работников непольской национальности (г. Брест, 19 августа 1922 года): «Незамедлительно устранить из всех штабов и предприятий при штабах рядовых непольской национальности. Уволить безоговорочно с 01.09.22 всех гражданских чиновников непольской национальности, в первую очередь указанных в настоящем тайном приказе (см. п. L. dz. 1835. II), а в дальнейшем и гражданских чиновников непольской национальности, не указанных в приведённом пункте».
Польша-Беларусь (1921-1953): Сборник документов и материалов. Минск, 2012. С. 45.

История Минского Собора Святого Духа

Место, на котором расположился Минский Свято-Духов кафедральный собор, издревле принадлежало Православной Церкви. До насильственного введения в Минске церковной унии после 1596 года здесь размещался православный мужской монастырь во имя бесребренников Космы и Дамиана. Также этому монастырю принадлежали земли, прилегающие к современному кафедральному собору. Об этом историческом факте сохранились сведения в инвентарной описи 1784 года.
Первые сведения об этом православном монастыре относятся к началу XV века. Упоминается он и в исторических документах начала XVII столетия. Белорусский этнограф и писатель Павел Шпилевский, изучивший в XIX веке древние акты и грамоты Минской губернии, указывает на существование к началу XVII столетия православной монастырской церкви – «Козьмодемьяновской …; при ней было училище». Встречается в документах упоминание и о Козьмодемьяновской горе, на которой ныне возвышается Свято-Духов кафедральный собор.
Надо заметить, что до конца XVI века преимущественное большинство храмов в Минске являлись православными церквями. Сохранились сведения о существовании в городе с конца ХI и до начала XVII века шестнадцати монастырских и приходских церквей: соборная Рождества Пресвятой Богородицы, Николаевского монастыря, Спасо-Вознесенская (монастырская), Свято-Духова (монастырская), Космо-Дамиановская (монастырская), Воскресенская, Георгиевская, Спасо-Преображенская (женского монастыря), Петро-Павловская (монастырская), во имя Праскевы Пятницы, Борисо-Глебская, Свято-Троицкая, Михайловская, во имя преподобной Евфросинии и во имя Предтечи и Крестителя Иоанна.
В начале XVII века имущество и сам Космо- Дамиановский монастырь были незаконно конфискованы польскими властями у православных и переданы униатам. Церковная уния была встречена православными минчанами всех сословий с неудовольствием и ропотом. Документально зафиксированы следующие массовые выступления минчан против церковной унии: 1 марта 1597 года – выступление горожан против униатского митрополита Михаила (Рогозы), в 1612 и 1616 годах, также, произошли массовые выступления горожан против Брестской церковной унии.
Многие бывшие православные храмы и монастыри, в том числе Космо-Дамиановский монастырь, были переданы униатами монашеским орденам латинского обряда Римско-католической церкви. Это произошло в 1633 году. Таким образом, храмы и другое недвижимое имущество бывшего православного Космо-Дамиановского мужского монастыря отошло к женскому римско-католическому ордену бернардинок. Через некоторое время в бывшем монастыре произошел пожар, уничтоживший храмовые и иные постройки. Пожары в этот период были не редким явлением в Минске, отчего страдало местное население. До конца XVI века вся застройка Минска была деревянной и, только начиная с XVII века, во многих местах стали возводиться каменные здания.
После пожара в период с 1633 по 1642 годы на землях бывшего Космо-Дамиановского православного монастыря был возведен храм бернардинок (здание нынешнего собора). Каменный монастырский комплекс был построен позже в 1652 году.
В годы русско-польской войны (1654-1667) храм был значительно повреждён. Поэтому, неслучайно, в августе 1687 года его снова освятил епископ Виленский Николай Слупский.
В 1741 г. храм сильно пострадал от пожара, после которого подвергся реконструкции. Серьезным бедствием для Минска были частые пожары. Большой ущерб нанесли они городу в 1809, 1813, 1822 годах, но самый сильный пожар вспыхнул 30 мая 1835 г. во время контрактовой ярмарки. Тогда первым, как раз, загорелся женский бернардинский монастырь – здание современного кафедрального собора с прилегающими к нему постройками. Из-за бездействия пожарной команды огонь быстро охватил всю центральную часть города. Пламя бушевало около 8 часов. Ущерб, нанесенный городу, был поистине ужасным: пострадало много жилых домов, большая часть культовых сооружений, в том числе сам женский монастырь бернардинок, гимназия, городской театр.
Пострадавший от пожара храм монахиням-бернардинкам восстановить в первоначальном виде не удалось, а в 1852 году, из-за сокращения количества монахинь в нем, храм и вовсе закрывают. Оставшихся нескольких монахинь перевезли в бернардинский монастырь в город Несвиж. Всё своё имущество, кроме колокола, оставленного на фронтоне храма, бернардинки забрали с собой. Храм оставался некоторое время бесхозным.
До 1860 года здание бывшего женского бернардинского монастыря (современный Свято-Духов собор) пустовало. В этом году храм вернулся Православной Церкви, в нем был сделан небольшой ремонт, и он был освящён в память равноапостольных Мефодия и Кирилла. Таким образом, через 250 с лишним лет, историческая справедливость восторжествовала, и земли некогда незаконно отобранного у православных минчан Космо-Дамиановского мужского монастыря возвратились прежнему и законному его собственнику – Православной Церкви.
Несмотря на то, что имущество Космо-Дамиановского мужского монастыря было незаконно конфисковано польскими властями у православных и передано униатам, а потом монахиням-бернардинкам, которые возвели свой храм на его месте, народная память о православном монастыре сохранялась в течение более чем трех веков вплоть до XX века. Об этом факте свидетельствует то, что до 1931 года улица, которая спускалась вниз от Соборной площади (совр. площадь Свободы) носила название Козьмодемьяновской. В 1933 году Козьмодемьяновскую улицу переименовали в честь советского поэта и писателя Демьяна Бедного (настоящее имя Ефи́м Алексе́евич Придво́ров).

http://sabor.by/istoriya-minskogo-sobora-svyatogo-duha/