August 7th, 2006

(no subject)

Е.Чудинова: «Страна, интегрирующая террористические организации в политическое пространство, должна быть готова понести неприемлемый ущерб»

http://www.km.ru/comment/

Понятие «мирное население» эфемерно

Отправной точкой своего комментария к событиям последней недели, я хотела бы сделать недавнюю встречу в Москве секретаря Совбеза России Игоря Иванова с лидером парламентского большинства Ливана Саадом Харири. Она проходила в контексте продолжающихся бомбардировок Бейрута. На этот счет у меня есть особое мнение, расходящееся с общепринятым и общенасаждаемым. Дело в том, что страна, интегрирующая террористические организации в политическое пространство, должна быть готова понести неприемлемый ущерб. То есть ущерб, который страна ни в коем случае не должна нести. Дело в том, что структуры, которые обеспечивают мирную жизнь в Ливане, являются одновременно базой для терроризма в Ливане. Не трогать их — глупо. Потому что это автоматически означает продление войны и увеличение количества жертв, правда, на большем временном промежутке. Это бессмысленная война. Следовательно, их все же надо трогать. И тут возникает проблема т.н. «мирного населения». Проблема в том, что использование этого термина в данном случае является некорректным. Это размытый термин. Вместо того, чтобы гипнотизировать себя этим клише, нашим властям стоило бы вспомнить Чечню. Все прекрасно знают, как западные СМИ в своих пропагандистских целях умело использовали эту тему. И как внедрялся в сознание термин «мирное население». Если 12-летний ребенок затаился в засаде с автоматом и стреляет по войскам, то его убивают хотя бы потому, что когда он лежит за автоматом не видно его возраста. А потом представители западных СМИ в Чечне отшвыривали ногой автомат (я сама это видела) и снимали только убитого ребенка. Это к вопросу об эфемерности самого понятия «мирное население». «Мирное население» в условиях партизанской войны - это те, кто предоставляет убежище, пищу, а также информацию этим т.н. «партизанам». И с этим ничего не возможно поделать. Следовательно, в условиях партизанской войны мирного населения не существует. Сейчас идет нагнетание страстей. Западные СМИ показывают нам этих самых несчастных беженцев. При этом мы видим лишь кадры, но не слышим того, что они говорят. Я сама слышала, как в одном из выпусков «Евроньюс» один из таких «мирных беженцев» говорил: «Вот сейчас я семью эвакуировал и снова возвращаюсь обратно воевать». Причем, это было сказано открытым текстом. Неужели пример Чечни нас ничему не научил?! И мы снова попадаем под гипноз этого термина, который совершенно неприемлем в условиях партизанской войны. Возникает закономерный вопрос, что же, в таком случае делать мировому сообществу?!

Единственное, что нам остается, это отстраниться от проблемы

Выход из этой ситуации мировое сообщество видит только один - оставить статус кво по причине того, что террористические организации в Палестине и Ливане являются представителями легитимной власти. Предполагается, что, являясь частью официальной власти, они будут играть по правилам. Однако, уверяю вас, терроризм, вписанный в мировую официальную политику, выходит на иной принципиально качественно новый уровень, при этом не меняя своей сути. Даже немного неловко вспоминать одиозный пример Гитлера, который был избран абсолютно законным путем. То есть, зло, прошедшее законным путем во власть, продолжает оставаться злом. Таким образом, не воевать с террористами нельзя. В то же время существует и второй путь выхода из сложившейся ситуации. Это помочь Ливану выгнать «Хезболлу» из страны и, тем самым, спасти свое население от дальнейших жертв. (Я сознательно не назвала его сейчас мирным). Однако, проблема состоит в том, что Ливан не просит помочь ему избавиться от ведущей государство к «неприемлемому ущербу» «Хезболлы». А раз Ливан об этом не просит, то другого выхода у Израиля, кроме как продолжать войну, строго говоря, не остается. Война будет еще долго идти. Это звучит печально. Единственное, что нам остается, это отстраниться от этой проблемы.