igor1960 (igor1960) wrote,
igor1960
igor1960

Categories:

Свидетельства того, как жилось белорусам при поляках

Свидетельства того, как жилось белорусам при поляках (Архивная ссылка: НАРБ. Ф. 4п. Д. 61. Л. 104-106. Подлинник):

Антихович Василий Осипович, белорус, 1900 года рождения, железнодорожник, коренной житель города заявил: «Я всю свою жизнь работал на железной дороге сцепщиком. Только при немцах я бросил эту работу и занялся сапожным делом. Мы, белорусы, только при советской власти почувствовали себя людьми. Опросите всех белорусов Бельска и все они ответят Вам: мы мечтаем о жизни, которой мы жили здесь до прихода немцев.


Я на второй же день после прихода Красной Армии пошел снова на свою станцию с желанием взяться за любое дело, помочь подготовить станцию к приему поездов. Но, узнав сейчас, что здесь снова будут польские порядки и Бельск будет польским, я бросил работу. Не поднимается рука работать на поляков. Вчера я был у коменданта и просил разрешения сейчас же уехать в Россию, но он мне сказал, что ещё ничего определенного не известно и пока нужно сидеть на месте.


Если что, брошу свою хату или лучше сожгу ее, брошу полякам и пешком с семьей уйду куда угодно, где есть белорусы, где есть советская власть. С поляками белорусы жить не будут. Поляки подлые и завистливые люди, они любят только себя. Даже при немцах, когда было невыносимо для белорусов и поляков, поляки и тогда старались чем-нибудь задеть белорусов, чем-либо навредить им. Но я думаю, что советская власть белорусов в обиду не даст».


Семчук Варвара Леонидовна, белоруска, 54 лет, замужем за поляком, живет в Бельске с 1916 года, сказала: «Мне 54 года. У меня трое детей. Если Бельск станет польским, я уйду отсюда пешком в Россию. Не хочу, чтобы на моих детей поляки указывали пальцами и называли их «кацапами».


Антихович Антон Антипович, белорус, 82 года: «Ради своих детей я уйду из города, где родился и прожил 82 года, если только здесь снова будут хозяйничать поляки. Только в 1939 г. я услышал слово гражданин, до этого я был только «кацапом». Я много испытывал от поляков и теперь не хочу, чтобы мои дети разговаривали по-польски. Первая жена у меня была полька, но я вынужден был развестись с ней, так как не смог перенести унижения. Было, приходят к ней родные и знакомые поляки и словно не замечают меня. Разговаривать не хотят или стараются чем либо уколоть. Белорусы с поляками никогда мирно не жили и жить не будут. Пусть Польша будет сто раз свободная и демократическая, белорусы в ней не останутся и убегут в Россию».

Островский Петр Семенович, 1911 года рождения, родители из Минской области переселились в Бельск в 1917 году, заявил: «Я теперь знаю, что такое советская власть, и никто меня не заставит остаться в Польше, если граница пройдет по «Линии Керзона». Было бы очень справедливо, если бы поляков заставить жить на тех правах, на которых жили белорусы в Польше до 1939 года. Поляки сильно ненавидят белорусов, но белорусы поляков ненавидят в сто раз сильнее. Надо было бы после войны установить такой порядок, чтобы поляки жили с уцелевшими немцами и чтобы поляки имели над немцами власть, какую они имели над белорусами. Немцам никто бы не позавидовал. Пусть бы они кичились друг перед другом, что те немцы, а эти – паны поляки. Если бы здесь снова была советская власть – никто бы из белорусов не сдвинулся с места».


Жуковский Иван Кириллович, белорус, 1905 года рождения, уроженец г. Бельск, заявил: «Немец – зверюга, слов нет. Пока этот зверь жив, на земле житья никому не будет. Но поляки белорусам насолили столько, что белорусы с ними жить ни за что не будут, если только не будет советской власти. Ведь поляк какой? Будь он голодранец, но он обязательно хочет, чтобы шапку перед ним снимал белорус. А коснись спора с ним? Судись ты с ним годами и будь ты бесспорно прав, а виноват будет белорус.


Если белорус при польской власти хотел открыть какую-либо торговлю, поляки заклюют его до тех пор, пока белорус не бросал свою лавчонку. Поляки не хотели у него ничего покупать, а поляки-торговцы готовы были себе в ущерб продавать товары дешевле, чем их купил для перепродажи белорус. Если случится, что здесь не будет советской власти и поляки снова будут господствовать, белорусы все уйдут в Россию, хотя бы в Сибирь, чтобы только жить с русскими».


Крестьянин-белорус с. Августово Бельского района Козловский Иван заявил: «Когда я услышал про «Линию Керзона», которая относит наш Бельский район к Польше, то я огорчился. Мне, и нам белорусам, в единой советской семье лучше».


Крестьянин с. Шимки Кивочицкий Михаил, белорус, заявил: «Какая бы Польша не была хорошей, но народ нашего села хочет жить на территории советской».

Крестьянин д. Новосады Кардаш Степан Осипович, белорус, заявил: «Пусть как бы не строили новую Польшу, мы хлебнули плохого и не хотим вновь попадать под польское владычество. Мы все равно сбежим, если нашу деревню будут передавать Польше».

Крестьянин деревни Стрыки Августовского сельсовета Бельского района, характеризуя свою жизнь при господстве польских панов заявил: «До советской власти при поляках было очень плохо. Они к нам, белорусам, относились свысока, нужно было гладить только по шерсти. Как Красная Армия выгнала немцев, то наши поляки снова заговорили о великой Польше. Полякам русский народ всегда помогал и сейчас помогает освободиться от немецких разбойников, вот они нам, пожалуй, черта два помогут. Если здесь будет власть поляков, то надо завтра удирать в Россию – к своим. Поляки при советской власти к белорусам хорошо относятся, а когда будет установлена польская власть, то они опять станут издеваться над нами».


Крестьянин этой же деревни Будрицкий Иван Филиппович, середняк, белорус, высказываясь о взаимоотношениях между поляками и белорусами, сказал следующее: «При власти Польши мы, белорусы, много настрадались. Нас называли поляки «кацапами» и давали всякие другие унизительные прозвища. Конечно, по-моему, лучше бы, если была бы советская власть, но если и польская власть будет, то надо думать, это уже не старая панская Польша. А в случае издевательств над нами со стороны поляков, мы скажем: пошли вы к черту, и поедем в Москву к товарищу Сталину с жалобой, он нас белорусов в обиду не даст».

Документов, свидетельств и историй времен «польского часу» предостаточно, которые говорят, что не только рая здесь не было, но и откровенный ад был устроен поляками. И вовсе не случайно, и совсем не для налаживания добрососедских отношений на территорию оккупированной Беларуси завозились на протяжении 1919—1929 годов 77 тысяч польских осадников, которые получили 600 тысяч гектар земли.

Размер наделов для каждой семьи осадников составлял 12—18 гектаров, но не более 45 гектаров (Н. Быховцев. Расправа над народом. Часть 2. Осадники). По данным «Энциклопедии Истории Беларуси», в период 1921—1939 годов с этнических польских земель в западную Беларусь переселились около 300 000 осадников (Яковлева Е. Польша против СССР, ISBN 978-5-9533-1838-9), по другим данным — 320 000 человек (Michał Bronowicki (2007). «Deportacja osadników wojskowych w głąb ZSRR». Kresowe Stanice (44), стр. 14 и Польские спецпереселенцы в СССР в 1940—1941 гг.).

https://imhoclub.by/ru/material/polskaja_doroga_belorusskoj_oppozicii_krov_i_pochva
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments